Доброго времени суток, странник. Ты попал на молодую и амбициозную ролевую по мотивам манги "Naruto". Администрация проекта предлагает тебе, дорогой друг, погрузиться в удивительный мир ниндзюцу, смертельных поединков и политических интриг. Около ста лет прошло с момента окончания оригинальных событий, а это значит, что вы вольны регистрировать авторских персонажей и строить совершенно новую историю целого мира.

сюда вставлять текст если чо

Сюжет Список ролей Боевая система Акции Правила Новости

Naruto: Point of no Return

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Point of no Return » Личные эпизоды » Самый желанный пациент


Самый желанный пациент

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Участники: - Katsuno Haru, Shiza
Место, время, погода: - больница в Кири, время суток может меняться, как и погода
Очередность постов: - такой же, как и во втором пункте
Описание: - после происшествия с дирижаблем, кое-как вернувшись в родное селение, Шиза сразу же попал в руки к медикам, а Хару, оставшись было "за бортом", решила навещать побитого начальника: вдруг ему скучно в компании людей с соседних коек.

+2

2

Какое же это было унижение - заполнять все бумажки перед визитом палаты, в которую определили командира. Естественно, Хару направила свои шаги в больницу на следующий день, в положенные часы приема. Правила были жестоки и не позволили убедиться сразу, что шиноби в надежных руках. О, у нее достаточно аргументов было в пользу того, чтобы остаться, можно было бы даже прикинуться тоже раненой, но медиков же так просто не обманешь... Жутко раздраженная еще с попытки прошлого штурма, Кацуно вошла в палату, общий режим которой велся согласно расписанию, указанному на двери с обоих ее сторон.
"Как будто не в больнице, а в тюрьме. И запах специфический", - Хару не приходилось появляться в таких местах часто, но сам факт присутствия в этих стенах ее не радовал, как будто она была что-то кому-то должна. Ради приличия ей стоило и задержаться, не приходить в первые минуты часов для посетителей, но как иначе?
Может, мужчина тоже ждал от нее чего-то? Кацуно была смущена, когда подошла к его койке, даже взгляд ее был робким, словно извинялась. А его можно было брать за руку? Увы, девушка не могла сказать ни слова поддержки, тем более написать что-то для голосового сообщения в присутствии посторонних. А с кем он тут оказался-то? Соседей мужчины по палате Хару не знала: тоже после заданий угодили сюда.
Они до Кири добрались вообще чудом.
"Бедный мой командир..." - Кацуно не осталась надолго. Она не знала, что делать или что брюнету нужно, поэтому, когда к нему подошла медсестра, придумала кое-что другое. Чтобы Шиза не скучал, оставила ему планшет для развлечения. - "До вечера".
Конечно же, вечером режим не предусматривал времени визита для гостей, друзей или близких. Именно поэтому у Кацуно было более воодушевленное настроение, когда перед концом смены она внедрила новые данные в список сотрудников больницы.
"Хых, жду не дождусь", - оформив себе пропуск, Хару посмотрела на часы. За минуту до окончания рабочего дня в серверной она уже была готова к выходу. Когда в последний раз она уходила вовремя?
В больнице около регистратуры сплетничали какие-то девушки, одна плакала - типа, ее пациент какой-то достал и что она хочет уволиться.
"Неженки какие", - буркнула про себя Кацуно, выбирая себе форму по размеру. Зеркало отразило ей невысокую медсестру в белом халате. - "Главное - взгляд в пол, не оборачиваться, куда идти - я уже знаю".
Стучать было необязательно, поэтому Хару в палату вошла сразу же. Больные-раненые спали уже, кто-то сладко похрапывал.
Шиза спал? Мог бы. Девушка же не предупредила его о том, что вернется, а оставив планшет - обеспечила развлечений достаточно, чтобы тот вконец переутомился от ничегонеделания. Наверняка это тяжко для того, кто привык быть в движении.
"Надеюсь, он в больнице ненадолго. А даже если задержится - что меня остановит?" - Хару склонилась над кроватью, убрала волосы, упавшие шиноби на лицо и поцеловала его.
Визитеры должны приносить с собой что-нибудь полезное, вкусное и вообще радовать. В смысле, хакер же не делает ничего плохого, что мужчине может повредить, да?

Отредактировано Katsuno Haru (2017-11-15 15:17:22)

+1

3

Белый свет лампы в палате раздражал. Она расположилась практически над его койкой, из-за чего брюнет предпочитал прятаться под простыней, тоже светлой. В окружении больничной белизны в голове невольно возникало желание сбежать. Он никогда не любил места подобного рода, но видимо заслужил. Причем не любил из-за создающейся атмосферы, достаточно мерзкой, пропитанной болезненным послевкусием. Даже воздух тянул блевать.
Сам шиноби смутно мог воссоздать в голове образы прошедших событий. Ну хоть осознавал, что вернулся с задания. Выполнила парочка его? Точно, их же было двое. Где девушка-хакер? С ней всё в порядке?
"Кацуно", - тело воспылало, кровь забурлила не то от волнения за своего товарища, девушку, небезразличного человека в общем, не то осознания собственной беспомощности - всё отказывало. А излишние старания приводили к болезненным откликам. Поначалу пациент с разноцветными глазами пребывал в отделе экстренной помощи, или реанимации. Его так быстро пронесли на койке, что всё вокруг сливалось в непонятную кашу. Лишь к обеду начал ощущать, как силы постепенно возвращаются к нему.
- Девушка, - не на шутку перепугав медсестру, шиноби мертвой хваткой вцепился в запястье незнакомки, не отпуская до тех пор, пока мозг не обработал информацию о том, как они прибыли в деревню, полученную от испуганного тела.
- Ваша девушка не пострадала так, как вы... - самое важное было услышать нечто в подобном духе. Он разжал ладонь и довольно выдохнул. Всё, что относилось к его собственному здоровью, оказалось безразлично воспринято. Лишь серьезный тон нахмуренной перед ним девушки заставил его задуматься, хотя бы для того, чтобы от него отстали.
- Я отдохну немного и пойду домой.
Только сильнее раздражал. Недовольно оскалившись, медсестра поспешила уйти. Наверняка она часто встречала героев подобного плана, более чем вероятно, что они все заканчивали плохо. Ну, такова жизнь. Её можно либо принять, либо бороться изо всех сил. Наш джонин же выбрал второй вариант. Самочувствие подсказывало, что с его телом вроде как всё в порядке. Однако до самого конца не покидала мысль, что это чувство может быть ошибочным. Ведь обычно раненный солдат не сразу осознает тяжесть полученного урона.
Его новый рекорд в борьбе за титул идиота закрепился в виде попытки подняться. Пока что приподнять туловище.
"Так всяко лучше, чем пялится в этот дурацкий свет", - ему хотелось разбить эту чертову лампу, а еще выпрыгнуть в окно, прямо сейчас, и, спокойно приземлившись на свои две ноги, отправиться домой. А врачи будут хвататься за головы в поисках сбежавшего пациента. Нарисованная картина подобного плана не укладывалась - ну не Шиза это. Какой-то псих.
"Это шутка?" - рядом с его койкой стояли костыли. Заметил. Но гипса не было, да, ему было тяжело ногами двигать, точно так же, как и верхними конечностями. Постарался успокоиться, но сбившееся дыхание просто уничтожало каждую попытку держать себя в руках. Взгляд забегал. Оставшиеся после ночных процедур раны послужили самым настоящим успокоительным. Боль всё же неприятная вещь, но надежная смирительная рубашка.
«Может они не мои, или все же…»
Шиза стух. Ему не хотелось ничего, кроме как побыстрее избавиться от давящего чувства. Похожие переживания отражались и во взгляде хакера, стоило ей появиться в проходе. Ещё никогда мужчина так не радовался, но мимолетная улыбка сменилась на хмурый кивок в качестве приветствия.
"Она цела", - теперь по-настоящему стало легко на душе.
Но вот никак не ожидал, что хакер пробудет всего ничего. Аналогично своему внезапному появлению, девушка точно также поспешила удалиться. Ему показалось, или на её лице в последний момент возникла довольная ухмылка? Всё же планшет - это не то, чему разведчик оказался рад. По крайней мере больше визиту своей знакомой. Однако, несмотря на сопротивление, джонин быстро овладел устройством, создав себе оправдание - надо же как-то коротать время. Но погодите, зарядки же нет.
Первым делом Шиза осторожно снял блокировку экрана носом, но на самом деле вкушал запах. Вещь хакера с её ароматом. Достаточно смешанные чувства, тонкий перелив сладкого, кажется конфет, вафель и мороженого выдавал в нем сладкоежку. Однако вместе с тем можно было прочувствовать и женские руки. А дальше в ход пошла фантазия.
"Первым делом посмотрю историю в браузере", - всё-таки это планшет Хару, если она решила оставить его в последний момент, то вряд ли позаботилась о том, чтобы почистить следы последнего пребывания в сети. Так и оказалось, Шиза почему-то был рад, будто совершает какую-то пакость. Во всяком случае занятие на ближайшие часы ему обеспечено. И реально - потратил всю зарядку на то, чтобы пролистать каждую строчку в поисках чего-нибудь любопытного. Кое-что оказалось действительно интересным. Насколько увлекся, что утомился и задремал между пуш-уведомлениями о просьбах спасти устройство. К сожалению, временная гибель стала неминуемой судьбой.
Уже через сон мужчина вкусил сладкое прикосновение, очень знакомое. С неохотой приоткрыв глаза, он наблюдал перед собой девушку, что нависла над ним. Эти глаза, губы, нос, прядь волос и запах - не узнать своего близкого подчиненного было невероятным преступлением. А джонин у нас гражданин вроде как добропорядочный. Поэтому с его стороны последовал ответный поцелуй. И раз сам шиноби был ограничен в резких движениях, она почувствовала, как что-то её потянуло к нему - рука держалась за верхнюю застегнутую пуговицу.
- Привет, - мужской шепот был больше похож на басистый гул, высокий тембр трудно держать. Появлению хакера мужчина, кажется, не был удивлен. Предугадал или ещё не до конца осознавал реальность? Всё-таки спал. Оглядевшись по сторонам, наставник посмотрел в женские глаза. "Забери меня отсюда".
Но что не было в полномочиях медсестры, то казалось невыполнимым. Нельзя было исключать здравый смысл. Шиза ранен или что там с ним приключилось - можно узнать только в карте пациента. Он сам не до конца осознавал свое трудное положение. И сразу ограничился своими амбициозными желаниями, отпустив пуговицу, вот-вот оторвавшуюся бы, и указал на шторку, которая окружала каждую койку. Их было четыре.
- Побудь со мной. А еще... - очень хотелось спросить про события прошлой пары дней. Не стал. Достаточно соли на ранах.

+1

4

То, что вокруг было тихо - не означало, что кто-то мог не спать вовсе. Кацуно осторожно задержала руку шиноби. Наверное, ему так нужна была пуговица ее халата, что отстранить его было не так-то просто. Девушка воровато осмотрелась - да, здесь были ширмы, но одна сторона оставалась открытой. Будет ли правильным, если по палате поползет слух, что к одному из пациентом приходит медсестра? Бедняжкам не нужны были проблемы, поэтому Хару позаимствовала ширму, оставленную кем-то в проходе, явно ненужную. Пока мужчина окончательно просыпался, хакер передвигала ширму к его кровати, обеспечивая пространство, полностью изолированное от посторонних взглядов. Скрипнуло колесо и Хару замерла на месте, прислушиваясь и присматриваясь - не вздохнет ли кто? Не обернется ли на внезапный ночной звук? Ничего не изменилось. Плечи Кацуно расслабились, она задвинула ширму возле остальных двух, подошла к кровати. Конечно, она побудет с ним, иначе для чего она здесь? Зачем тогда он дергал за пуговицу, правда? Соскучился по теплу нежного женского тела?
Осторожно, чтобы шорох ткани был не слишком явным для пространства общей палаты, Хару приподняла покрывало. Она не очень хорошо видела в полумраке, поэтому пользовалась прикосновениями, как слепые, собираясь "видеть" с помощью осязания.
"Конечно же, я побуду с тобой. Самое страшное - позади. Тебе было очень больно..." - Кацуно продолжала водить ладонью по телу мужчины, проверяя, где и как персонал больницы наложил бинты. Они пахли чем-то странным, помимо обычного запаха марлевой повязки, наверное так было нужно.
Наверное, Шиза хотел что-то сказать или помешать девушке творить беспредел - он точно бы сказал, остановил ее до того как девушка скинула халат и забралась к нему поближе.
"Мне было очень страшно", - на какую-то долю секунды сердце Хару сжалось, пока она думала о плохом и судорожно вздыхала. - "Все позади. Все будет в порядке. Он в общей палате, значит все точно будет в порядке".
Девушка пошевелилась, чтобы посмотреть на лицо брюнета.
"У тебя теперь куча новых шрамов, вдобавок к уже имеющимся. Коллекцию собираешь?" - теперь Хару достаточно четко представляла себе, как шиноби, выполняя сложные миссии, каждый раз возвращается в деревню в таком состоянии. Может именно поэтому его не особо часто видно на улицах? Миссию принял, выполнил, вылечился - и дальше, навстречу новым испытаниям. Вряд ли он собирался останавливаться, вряд ли он вообще чего-то боялся.
"Здесь были переломы, это я точно помню", - Хару задержала ладонь на груди мужчины, но убрала. - "Живого места на тебе нет, так нечестно. Может, медикам приплатить, чтобы постарались как-нибудь, какими-нибудь техниками это поскорее исправить?"
Девушка не знала, что ради ускорения реабилитации медики итак сделали все, что могли, но на ее лице все равно оставалось выражение серьезной сосредоточенности, заставляя Кацуно в беспокойстве сдвинуть брови.
Ее волнение вряд ли принесет удовольствие. Немного расслабившись и успокоив себя, хакер будто задремала, пока не приподнялась, чтобы покрывать поцелуями лицо и шею мужчины. Чего от нее можно было ждать, кроме этого? Она же соскучилась, а еще - медсестрички наверняка видели шиноби беззащитным и слабым. Кто-то его спас. Чей-нибудь обеспокоенный взгляд встретился с его собственным. Раненый Шиза наверняка заставил кого-то бояться за его жизнь достаточно сильно, чтобы этот кто-то смог в него влюбиться. Кто-то флиртовал с ним? Может быть, кто-то ему понравился? Неважно, она здесь, и сейчас в кровати - занято.

Отредактировано Katsuno Haru (2017-11-19 13:29:58)

+1

5

Джонин заметил легкое беспокойство своей хитрой подопечной, пребывавшей в образе медсестры, хотел было уже опешить её от излишних действий, но девушку уже было не остановить. В текущей ситуации выкрикивать что-либо в след опасно - разбудить соседей по палате, вместе с тем обратив на себя лишнее внимание. Если бы он так сделал, можно было лишать титула разведчика. Предприимчивость хакера всё также радовала его. Словно смотрел на ребенка, отдавшегося идеи без остатка. В хорошем смысле.
Раздавшийся скрип не потревожил никого, кроме медсестры в палате (т.е. саму Кацуно), навострив ухо, чтобы понять, разбудила ли она кого-нибудь своими действиями в темноте. К счастью, вместе с шиноби в палате находились обычные гражданские. Такие мертвыми спят. Не шорохаются с каждого подозрительного шума сквозь сон, не вскакивают, хватаясь за ближайшие предметы, чтобы всадить их в горло дежурной сестры, решившей проверить температуру. После парочки подобных трюков у молодого разведчика круг обожания заметно сократился с одной стороны, и возрос с другой. Впрочем, знали бы, как он не страдает по этому поводу.
Когда девушка осторожно оттянула покрывало больничной койки, Шиза воспользовался слабостью Хару перед мраком, позволив себе немного удивиться, смешав реакцию не то со смущением, не то с довольной улыбкой. Вот только на нем не было привычной одежды шиноби, даже что-то из его коллекции повседневных нарядов. Вместо этого тонкий халатик, как у совершенно обычного пациента больницы. Не более. Радовало, что через него ничего не просвечивалось, даже на свету.
"Хватит уже меня трогать всюду, иди ко мне", - возможно, что тактильные ощущения в темноте возрастали, но нельзя так часто прикасаться своими ручками к чувствительному после медицинских процедур телу. Местами бинты уже были для вида, однако кое-где они по-прежнему служили средством для заживления ран, вместе с вязкой жидкостью, нанесенной на них. Наверное поэтому девушка перебила ритм дыхания, как только почувствовала запах мази или геля. Фиг его знает чего именно. Шиза привык как к нему, так и к стесняющим движения ощущениями.
"Тепло", - без халата реакция на хакера не заставила себя ждать - всё-таки это природный инстинкт, работающий даже тогда, когда представитель его пола будет вообще обездвижен. Шиза хорошо чувствовал через ткань детали женского тела, но куда приятнее сейчас было ощущать тепло подчиненной так близко. Поверх них оказалось покрывало, а сам мужчина положил руки на талию и спину, посильнее прижимая к себе девушку.
"Не отпущу", - ради такого момента можно было даже потерпеть легкую боль. Кацуно не знала, что врачи слукавили в его лечении, то есть предприняли решение не затрагивать раны легкой и средней тяжести лечащими техниками медиков. Знала ли она, что существуют приемы подобного плана?
Почему не стали? Потому что любая подобная техника затрагивает внутренние резервы клеток, сокращая их жизнедеятельность. Именно этому они решили оставить восстановление тела организму, а регенерацией заняли там, где это было крайне необходимо.
"Не переживай", - они без слов понимали, какие мысли были в головах друг друга после того, что они смогли пережить. Парочка совсем иначе представляла себе эту миссию, однако всё вылилось в некую цепочку из ужаса и кошмара. Теперь они в стенах родного селения. После произошедшего как они будут себя вести? И сейчас большое внимание сосредотачивалось на Кацуно, ведь только для неё это в первый раз.
- Не бери в голову, - когда она была так близко, можно было шептать на ухо, - шрамы - это трофеи с подвигов.
У каждого из них была своя история, которую разведчик мог поведать. Что-то из них было отхвачено на задании, какой-то шрам - след от коварного противника, какой-то появился из-за собственной невнимательности. Но самое забавно, это когда у тебя на полном серьезе спрашивают про большой шрам, а ты не знаешь, какой рассказ к нему сочинить. Ведь ты его заработал, потому что подскользнулся на мокром полу и ударился о что-то твердое.
Озадаченность Кацуно вскоре ушла, она прилегла на его груди. Возможно, женские мысли направились по более спокойному руслу, во всяком случае Шиза внезапно для себя осознал, что девушка мирно посапывает на нем. Это по-прежнему заставляло его улыбаться. Наверное из-за чрезмерного наслаждения или какого-нибудь лишнего движения со стороны джонина Хару отогнала сон. Она принялась целовать шею, а разведчик ухватился за ягодицы, потягивая её к себе, чтобы лицо девушки нависло над ним. Отсюда можно было продолжать поцелуи. Как жаль, что сейчас она может воспользоваться ослабленным состоянием своего командира и диктовать свои условия.
На ней был лифчик? Ну во всяком случае, если и был, то самое время, чтобы от него избавиться. Как бы невзначай мужчина потянулся к застежке, задев рукой так, чтобы крючки соскочили с петель. Элемент нижнего белья сразу же ослабил хватку. Оставалось только стянуть лямки с плеч. Но Шиза не позволял этого сделать, во всяком случае, пока не насладился сладкими губами девушки. Оставив поцелуи, он прижал её к собственной груди и молчаливый бездействием пытался дать понять, что они могут сделать это в любой момент. А сейчас им открывается возможность посмотреть на обычные вещи под другим углом, будучи заложниками нестандартной ситуации. Зачем же раздевание? Ну, Шиза и сам почти голый,  а хакер решила поднять ему настроение. Не только его.
- Почему мы раньше никогда не пытались общаться и узнавать друг друга? - падая с неба, воспринимаешь жизнь немного иначе, тем более когда тебя возможно с того света достают. Возможно, джонин стал как-то иначе смотреть на мир или что-то переосмыслил. Во всяком случае сейчас это вылилось в желание поговорить.
- Попробуй писать буквы на мне, а я постараюсь понять - продолжил,  демонстрируя серьезные намерения своих слов. Кажется, кое-что горячее откладывается.

Отредактировано Shiza (2017-11-20 01:39:26)

+1

6

"Осторожно", - Хару опиралась руками о койку, на всякий случай. Она не знала, насколько сильно Шиза сейчас потревожен физически, единственное, что ей было известно, что раненым он тоже был соблазнительным, настолько, насколько его тело требовало сейчас бережного отношения. Интересно, как крепко в таком состоянии он может ее сжать, как долго сможет удержать? Кацуно не собиралась испытывать этот лимит, как и тело мужчины на прочность. Разве что немного на выносливость, потому что девушка не планировала останавливать поцелуи только на лице и шее, да и вряд ли Шиза ждал, что ночной визит Хару был только для этого? Что, неужели только для этого? Ее ладони прогулялись по телу шиноби достаточно, чтобы Кацуно наметила в своих мыслях примерный "маршрут" своих действий. Вдруг Шиза мерзнет в таком тонком одеянии под тонким покрывалом? Все-таки в больнице - не так как дома. А может мужчине уже стало немного теплее, когда он расправился с застежками белья? Что ж, пальцы его были все такими же ловкими, как и язык.
"Ох..." - слишком много ярких представлений и желаний. Интересно, медикаменты как-нибудь повлияли на сознание брюнета? На его активность? Интересно же. А еще Хару не то что не хотела останавливаться, это было трудно. Понесло, прорвало - будто шквал огня обрушился. Но если хакер была огнем, то Шиза - океаном, потому что сразу отвлек своим сладким шепотом свою ночную гостью от слишком активных, преждевременных действий.
"Это одна из твоих уловок, мой коварный командир?" - в темноте было видно, когда Хару вопросительно наклонила голову, а потом мужчина мог почувствовать, как она послушно повела пальцем по груди, пересекая новым, импровизированным жестом бинты и кожу, пытаясь справиться с неожиданным поручением. Ей нравилось думать, что это именно приказ, а не способ мужчины спрятать реакцию своего тела на ее присутствие и близость. Реакцию, которая отозвалась там, где сейчас было гораздо горячее, пока Хару была слишком близко.
Отвлекает - значит это все-таки какая-то игра. Что ж, о правилах ее не предупредили, их можно придумывать на ходу значит.
"Почему - Шиза?" - вывела она иероглифы медленно, старательно, повторяя символы раз за разом. Даже сама увлеклась, собираясь ждать, пока не услышит ответ. А чтобы он не торопился с ответом и обдумал свой вопрос девушке, Хару, по праву первой, начавшей игру в вопросы, решила показать мужчине его собственную "площадку" для "рисования". Хакер стянула бретельки одну за другой, белье беззвучно приземлилось на халат на полу.
"Хм. А если он спросит - как мне отвечать? Мне можно импровизировать?" - что-то пошло не по плану, правда? Кое-где командир, утомленный медиками, просчитался или ждал именно этого? Способа подразнить или чтобы гостья его подразнила? Хару решила, что попробует касаться его больше и чувствительней, отвечая во всех подробностях. А если шиноби не поймет ее с первого раза - что ж, тогда в ход пойдут губы, пока он не различит то, что она хочет сказать. - "Хитрый... и коварный".
Кацуно немного поерзала в нетерпении, ее это начало заводить быстрее, чем мужчина успел сказать хоть слово.

+1

7

«П-о-ч-е-м-у… Ш-и-з-а», - вторил мужчина, в собственной голове проецируя мысленно символы, оставленные у него на груди, над собой.  Он хорошенько призадумался, отправившись воспоминаниями в прошлое, лет эдак на шестнадцать. Там его встретил огонь, накрывший родной приют. Его несли на плече со связанными руками и ногами, пока сам мальчишка наблюдал, как жадное пламя забирало дом и таких же детей, как и он сам, только мертвых.
На какое-то время его посетили сомнения, касающиеся решения узнать друг друга ближе. Странное стремление. Но раз уже решено, то не в его стиле просто так отступать, тем более, когда речь касается женщин.
Пока Шиза был занят, девушка оголила верхнюю часть тела, чем опешила его. И если верх разведчика оказался остановлен, то внизу всё заработало в лучшем виде. Однако зачем ему было общаться с подчиненной подобным образом? Может потому что это игра до тех пор, пока один из них не отдаться наплыву возбуждения? Один уже палится вовсю. 
- Мне это имя дали, когда я попал в Киригакуре. По задумке, оно обозначает перспективы, которые на меня возлагали тогда, - мужчина старался говорить как можно тихо. Но видимо у него получалось плохо, из-за чего кто-то из соседей по палате зашевелился. Они замерли в ожидании продолжения. Они разбудили кого-то или постель случайно дернулась? К счастью, ничего не происходило после.
«Видимо, я тоже буду сегодня общаться, как она», - посматривая на грудь с частой периодичностью, он пытался придумать свой вопрос. Слишком много разведчик мог знать из доклада, или того же личного дела. Свою осведомленность тот не раз демонстрировал при удобном случае, не акцентируя внимания. Насколько глубоки были его познания? Вряд ли в нем была информация о том, с кем спала, но исключать такой вариант было бы поспешным действием. Не стоит недооценивать штаб разведки, а ойнинов тем более. Во всяком случае информация о ней имелась.
«Почему ты стала хакером?» - своим пальцем он так увлекся вырисовывать замысловатые символы, что под конец фразы, в качестве вопросительного знака, унес его в сторону, задевая сосок. Всё выглядело далеко не случайностью. Сам мужчина даже не сделал вид, что как-то виноват.

Отредактировано Shiza (2017-11-22 15:09:22)

+1

8

Мужчина надолго задумался над ответом. А может, он думал не о том, что сказать или прошептать, а просто смотрел на оголенную верхнюю часть тела Хару? В темноте девушка плохо различала эмоцию на лице брюнета - он огорчился такому личному вопросу, не хотел раскрывать секреты или уже забыл обстоятельства, при которых приобрел свой псевдоним? Или думать ему было трудно, потому что он чувствовал азарт Кацуно, чуть ерзающей поверх его бинтов?
Разумеется, без очевидных догадок и подозрений не обошлось, а еще, когда Хару попыталась узнать о мужчине больше - никаких данных ей сеть не выдала, будто имя шиноби было покрыто такой тайной, что знание может быть опасным. Что-то было такое секретное в жизни брюнета - что не хранилось даже в цифровом виде. Копать глубже Кацуно не решилась - вдруг ее любопытство излишне. Идея разведчика с его ночными вопросами-ответами только награда за проявленную скромность и порядочность, хотя ни тем, ни другим Хару не славилась. Не знал, с чего начать или думал, как сказать так, чтобы и на ответ было похоже и в то же время не являлось исповедью? Все-таки темп диалога задает не только Шиза, но и некоторые... ограничения, не связанные с тем, что они в палате не одни. Просто - дай Шиза подробный ответ - Хару придется долго стараться над своим.
"Когда попал в Кири", - хакер задумалась. - "Значит, он не отсюда? Может даже вовсе не из страны Воды? Раньше я об этом не думала..."
У жителей скрытого селения не было каких-то особенных отличительных черт во внешности, однако Шиза точно выделялся из толпы, если не носил линзы. Ну, про перспективы все ясно, как в солнечный (что в Кири редкость) день. У Кацуно больше не было вопросов по этой теме прошлого. Наверное, дальше расспрашивать она и сама побоится - раз не открывал свое настоящее имя, была веская причина. Все-таки шиноби - люди, живущие в тени... То, что дают о себе знать, то это и должно быть известно, остальное тайна, остальное только у них внутри. А еще у Хару был шанс взаимной краткости, чтобы собственный ответ не показался мужчине слишком уклончивым. Что бы он ни спросил, девушка не собиралась давать слишком много.
"Но такой способ узнать друг друга получше мне нравится", - Кацуно вздрогнула от прикосновений. Ей пришлось подвести ладони шиноби к месту на груди, откуда он начал. Она так расслабилась и потерялась в ощущениях, что забыла запоминать формулировку вопроса.
"Еще раз... Черт, к этому можно и привыкнуть", - Хару закусила губу. Не долгий вопрос. Не долгий ответ.
"Мне это нравится. Легкие деньги", - старательно и медленно лаская пальцами по телу мужчины, по плечам, по груди, по поясу, Кацуно закончила тем, что чуть-чуть сползла по ногам брюнета и поставила последнюю линию ответа сладким засосом ему под ребрами. Успеет ли это пройти до осмотра тела раненого медиками?
Снова ее очередь, кстати, хватит его гладить просто так.
"У тебя глаза необычные. Это от наследственности?" - и, так как она увлеклась поцелуями, в этом вопросе их было больше, чем во время ее ответа, значительно.

Отредактировано Katsuno Haru (2017-11-26 10:32:28)

+1

9

Больше сомнений не возникло. Шиза самостоятельно развеял любые зародыши неуверенности и в знак довольства улыбнулся. Быть может, не потому что избавился от негативного чувства, а от движений своей подчиненной, старательно вырисовывавшей символы своими губами на горячем холсте - теле раненного мужчины.
"Совсем близко к нему", - готовому. Всё-таки по большей части эта игра в безмолвных собеседников понравилась также и ему. Пусть и напоминало работу на минном поле. Легкие поцелуи, оставленные девушкой на бинтах, иногда отдавали соответствующей реакцией, от которой можно было скорчиться, ведь раны местами ещё могли кровоточить. Но Шиза в состоянии стерпеть подобные вещи, абсолютно без эмоций, даже с улыбкой. К счастью, обошлось без испачкавшихся красной жидкостью тряпок. По крайней мере, утром его будут осматривать без подозрительных взглядов, не будут задавать вопросов. Ну, разве что насчет следа от засоса.
"Легкие деньги", - для того, кто их крадет. Однако до сих пор девушка не появлялась в штабе Кири в качестве подозреваемой в каких-либо преступлениях. Воровала средства из чужих кошельком, скорее всего, даже не у местной элиты, хотя, если бы Хару опустошила бумажники дайме и его советников, одиннадцатый мизукаге одобрил бы. Вот только попади она на допрос, как она сможет разговориться? Молчаливо терпеть все попытки, или точнее пытки разведчика? А вдруг ей понравится?
Прежде чем дать ответ на следующий вопрос, Шиза решил добавить кое-что по теме собственного прошлого. Не хотел оставлять всё в том виде, в котором получилось. Однако девушка оказалась ниже. Ухватившись рукой за женскую ножку, разведчик поднял её выше прежнего. Холст иди сюда. Не только девушка может экспериментировать со способами ввода-вывода ответов-вопросов, но и сам он подключился к этому увлекательному процессу. Грудь Хару оказалась перед лицом шиноби. Его губы осторожно обхватили сосок, пока язычок водил по нему, стараясь осторожно вывести необходимые символы.
"Шиза - мое единственное имя", - прозвища и позывные, данные в отряде ойнинов, вряд ли идут в этот счет. А могли ли гражданские знать о том, какие клички носят шиноби их деревни? Разве что только самые популярные. К счастью, разведчик не пользовался известностью, оставаясь в пелене собственных иллюзий.
Ненадолго ослабив хватку своих губ, мужчина набрал немного воздуха через рот (чтобы остудить себя быстрее), после снова вцепился. По привычке ли, но не с того не с сего принялся посасывать.
Вопрос? Точно, то есть ответ.
"Я с самого рождения хожу с такими разноцветными глазами", - специально выбрал массивные иероглифы, с кучей завитков. А ещё их было очень много. Чтобы перевести дух и подготовить свой вопрос, Шиза обхватил губами грудой сосок, постаравшись не съесть его с жадным посасыванием.
"Почему ты не можешь говорить?" - вопросы явно шли в разрез создаваемой атмосфере страсти, но с другой стороны - неприятные воспоминания разведчика, касающиеся прошлого, быстро рассеялись после стараний девушки. Именно поэтому, какой бы печальной не оказалась причина, Шиза сделает так, чтобы Хару даже не смогла отдаться воспоминаниям. Вот только как далеко они зайдут со своей беседой?

+1

10

Мужчине работы пальцев показалось мало. Или он захотел немного отомстить девушке, признавшей свое очевидное преимущество. Кажется, ему тоже захотелось побыть немного немым? Потому что он ничего не говорил вслух, только... трогал. О, как он трогал. Кацуно, бедная, ухватилась руками за край изголовья кровати, чтобы удерживаться на удобном для мужчины уровне. Что значит - единственное имя. Другого он точно не помнит? Или ... Ох, ей уже слишком приятно, чтобы пытаться притворяться, что их игра в разговоры только лишь игра. Хару даже подумала о том, что этот ловкий язык мог бы выводить иероглифы в другом месте. Очень томная, жаркая мысль, и это только начало - а уже готова раздеться и сделать все. Итак, и имя, и глаза якобы настоящие. О чем он скажет дальше, точнее - спросит? Трудно сосредоточиться на разгадывании иероглифов, когда их рисует язык коварного командира. Сколько подчиненных пало к его ногам от таких прикосновений? Или не только подчиненных.
Когда Кацуно разгадала вопрос, ей было трудно не думать о том, что ответ покажется немного грустным. Как бы сделать так, чтобы самой не думать ни о чем печальном, и в то же время, чтобы это не вызвало еще больших вопросов?
Хару, стараясь заглушить горячее дыхание, ткнулась носом в подушку. Пожалуй, ей нужна передышка, потому что если мужчина опустит руку к ее бедрам - почувствует кое-что, что выдаст ее слабость сразу же, и прощай сладкая ночная беседа, ведь его орган тоже напряжен.
Кстати... об органе. М, нет. Рановато. Не хочется отвлекать шиноби от возбуждения чем-нибудь вроде неприятных вещей, вроде воспоминаний, о которых проще не думать.
Рисовала иероглифы она не пальцами, долгими прикосновениями губ от шеи к поясу, но настроение ее менялось с течением ответа, она подрастеряла львиную долю напряжения, манящего ее к чему-то большему в этих ласках. Кацуно стала более задумчивой, медленной. Да и вообще, ей приходилось внимательно думать над каллиграфией, все-таки она чаще печатает, чем пишет.
"У меня пропал голос еще в детстве. Когда я оказалась в приюте", - Хару не хотела говорить о родителях, она боялась расспросов о них. Может быть, разведчик уже о них знал, но девушка не хотела их винить ни в коем случае, вообще не могла их вспоминать в каком-то плохом смысле. Это же родители. - "Так сложились обстоятельства".
Верно. Это все только обстоятельства, и деньги - тоже обстоятельства. Сама того не зная, Кацуно не просто зарабатывала на жизнь, она копила очень много и только прибавление в сумме ее запаса оставляло ее спокойной. Случались, конечно, непредвиденные расходы, но опасение испытать тот же самый шок от того, что кто-то может повлиять на нее, потому что у Хару чего-то нет или чего-то не хватает, мешало ей окончательно расслабиться. Деньги решают судьбы - эта неосознанная правда жила с ней с детства, которое закончилось как раз именно тогда, когда она шагнула за чужую дверь.
Пора было задавать свой вопрос.
"Давно ты стал разведчиком? Или это секрет?"

Отредактировано Katsuno Haru (2017-11-27 01:39:57)

+1

11

Как и предполагал Шиза, настрой их невербальной беседы заметно подпортился, и, во что бы то ни было, появилась необходимость как-то повлиять на изменения. В девушке сразу выдалась наружу напряженность. Что ж, разведчик знал, что именно так всё и будет. Но не жалел. Впрочем, напряжен был мужчина с самого появления Кацуно, только физически. От возбуждения уже пачкался халат, в который медики нарядили командира, оставляя точечные следы. Плоды их игр могли оставаться не только на одежде. А всё это успеет высохнуть к утреннему медосмотру с лечебными процедурами? А ведь медсестры тоже видели его раздетым, усыпанными шрамами. Возбуждал ли он их? Возбуждалась ли от этого мысли сама Кацуно? Ведь, если судить по бурной реакции, Шиза оставался нетронут. Возможно, временно.
«Она тоже из приюта? – но не спешил удивляться. – Нет, она значительно младше меня, значит, этот вариант сразу отпадает».
Как всё-таки огромна территория страны воды, его и её приют не первый, не второй – такие россыпью распространились повсюду. Следующее, о чем стал думать мужчина, это о времени, проведенном в стенах той подпольной школы. Каким оно было у Хару? Несмотря на все трудности, которые приходилось испытывать, часто кладя на чашу весов нечто по-настоящему дорогое тебе, чтобы получить содержимое другой – опыт.
«Обстоятельства значит», - мыслительные процессы в голове будто оттянули всю кровь от ног к голове, отчего выросшая гора под мужским халатом стала на глазах уменьшаться в размерах. Даже вопрос девушки не решил проблему, если только она заключалась в этом. Каким образом хакер планировала прервать свой визит к командиру? Если не хотела остаться. Хотела, но случится что-то непоправимое, если их застукают за подобным общением. Шиза был готов в любой момент использоваться один из своих приемов шиноби, чтобы скрыть присутствие постороннего на больничной койке.
Между делом девушку развернуло. Сама того не осознавая или намеренно подчиняясь власти разведчика, она не сопротивлялась, когда его руках ухватилась за ногу и потянула. Необычная поза, оттого невероятно стеснительная. Возможно. Голова хакера оставалась у пояса, а вот нижняя часть тела близилась к мужскому лицу. Кончиком языка Шиза стал выводить ответ на обратной стороне бедра, приближаясь к ягодицам и мокрой ткани.
«Со сменой власти» - секрета в том, что многие поднялись в должностях при новом мизукаге, не было. Однако черт с этим разговором, терпеть уже было тяжело.
Оттянув перемычку, разведчик медленно провел языком.

0

12

Короткий ответ мужчина выдал своей гостье, повернув ее на своей койке. Хару, перед этим попытавшись понять, что именно мужчина хочет сделать, растерялась при попытке не свалить покрывало и не задеть бинты на теле раненого. Последнее заботило ее особо сильно, потому что Шиза все-таки пострадал больше... Осторожные движения над его поясом были особо сложными, особенно когда шиноби "принялся" за свою реплику. Будет она длинной? Вроде нет. Если бы кто-то включил свет, то этот кто-то мог бы увидеть как пылало румянцем лицо девушки. А еще Хару была очень близко к члену. Удобно. Это смущало и заводило одновременно. Смена власти, да? А когда это было? Для хакера политика существовала лишь фоном к ее работе, самой Кацуно было все равно, кто находится у руля: на ее жизнь мог бы повлиять только запрет интернета, но даже в том случае она бы обязательно что-нибудь придумала. Многие бы придумали что-нибудь. Всегда есть способы достижения желаемого. Например, сейчас для мужчины желаемым объектом стало тело "медсестры", а вовсе не их спонтанный диалог.
Хару думала, оставить ли его без ласки, подразнить ли его? Ног тогда его халат (или что на нем было), покрывало, кровать - скомпрометируют красивого пациента. Нельзя плохо вести себя, это неправильно.
"Люблю все, что неправильно", - решила Кацуно, обхватывая губами головку напряженного органа. Эй, это не она первая начала. Или она? Когда Шиза отодвинул для своего удобства ткань белья девушки, она еще пыталась гадать - спрашивает ли мужчина что-нибудь или говорит, или уже нет. Наверное, попытка переспрашивать его была в этом смысле бесполезной, но зато Шиза обеспечил себя приятным прикосновением мягкого кончика языка к основанию, от которого Хару пыталась "выводить" неторопливыми прикосновениями слоги и иероглифы. Нет, она ничего не могла понять. Настолько перевозбудилась, что уже ничего не соображает, растеряла восприятие окружающего мира из-за действий шиноби? Возможно, так оно и было, потому что девушка не только соскучилась, но и перенервничала. Она ничего не могла сделать... Раньше. А сейчас уже не думала ни о чем плохом - развлекалась напропалую.
Когда хакер принялась член посасывать, то от неприлично звучного звонкого, сладкого своего прикосновения к телу брюнета замерла, не то чтоб спрятаться или успокоиться, а хотя бы затаиться. Минимум движений при ласке разведчика у ее бедер - и Хару сразу проигрывает ему в выдержке. Безусловно, проигрывать было тоже приятно, но ведь Шиза провел долгое время без возможности расслабиться. В отличие от нее.

+1

13

После перенесенного стресса, терпеливого игнорирования боли во время каждой последующей перевязки и переживаний эти касания могли послужить достойным вознаграждением, или попыткой извиниться за что-то. Надо было отдать должное, ведь девушка очень старалась не навредить своему командиру лишними действиями. Всё это напоминало прогулку по тонкому льду, только опасаться следовало не ледяной воды под ним, а самого факта, что треснет. Ведь в данном случае Шиза являлся этой самой тонкой прослойкой застывшей воды.
Однако даже в ласках стоило быть крайне осторожным с раненным телом, потому что, то ли ему показалось, то ли Хару сделала что-то неосторожное (не языком), как мужчина сдержанно прошипел. Увлекшаяся процессом девушка даже не заметила этот сигнал, и к счастью. Гораздо тяжелее казалось переносить муку неудовлетворенности. А голодному воину и каша из топора сойдет, в данном случае, женская рука. Своя была недоступна. Окончательно закончить с аналогиями следовало после упоминания о том, Шиза попробует совсем не кашу, а полноценный завтрак, а может и обед. Напомню, что речь не про ласки в отношение женских губ.
Боль, как и всегда, можно было перетерпеть. Тем более что Хару была поглощена процессом, а ещё наплывавшим наслаждением от резковатых движений командира. Причиной этому послужило состояние раненного: его тело вместе с конечностями ограничивалось бинтами и повязками. Но даже сейчас, с кажущимися ленивыми попытками распробовать девушку на вкус в особом месте, ему удавалось опьянять её, сбивая мысли в женской голове. От того они превращались не то в поток сумбурной информации, не то в штиль, как на море. Вот только в последнем случае мыслей было такое огромное множество, что не замечал, как уже дышишь ими.
От звуков, раздававшихся снизу, мужчина задрожал. Из-за пробежавших мурашек можно было подумать, что ему холодно, но единственно верная причина скрывалась в этих жадных проникновениях его члена. Его проникновениях? Более неловкими в ситуации казались невольные мужские стоны. Тише Шиза, ты сейчас только привлекаешь лишнее внимание. А может ему стоит отдохнуть от своей работы? Чем бы тогда командир занимался? Писал книги?
Прекрасно осознавал, но ничего не мог поделать. Чтобы хоть как-нибудь заглушать эти звуки, Шиза старался присасываться собственными губами, зажимая от удовольствия клитор. Между делом девушка словно прочитала мысли о том, что ему тяжело тянуться, пригнувшись в ответ всем телом. Потому что иначе мужская ласка больше напоминала робкое "полизывание" молока из блюдца. Вид возбуждал неистово.

+1

14

С раненым нужно было взаимодействовать максимально аккуратно. Хару нравилось, что он может не слишком-то ее контролировать, или (и что более всего вероятно) решил притвориться, что не может: повернул же каким-то образом хакера быстро и без предупреждения, хватило у мужчины на это пары секунд.
Кацуно не могла и не хотела мешать отдыху своего командира, но бессовестно пользовалась предоставленным ей преимуществом, не теряя драгоценных минут на какое-то там смущение или обдумываний, что может быть прилично, а что нет. Ее тело все говорило за нее, зачем обманывать и обманываться? Ее ночной визит от отдыха раненого оставит жалкие остатки. Вообще-то, утомленный перевязками, процедурами, медикаментами и больничным режимом, Шиза должен был спать без задних ног.
Пользуясь всем опытом в ласке разведчика, что у Хару уже был, девушка добилась того, чтобы Шиза кончил раньше. Ее рот не отпускал члена до тех пор, пока девушка не почувствовала, как он расслабился. Большего ей сейчас и не нужно - Кацуно здесь только для того, чтобы развлечь брюнета, а не себя. Она здесь для того, чтобы напомнить ему, что, несмотря на все сложности в их заданиях, хакер все еще под его руководством.
На ощупь поправив халат - "допустим, он был смят во сне" - хоть в этом и не было особого смысла, Хару повернулась обратно, к лицу разведчика.
Губы мужчины пахли ее телом. Нельзя оставлять никаких улик!
"Я еще приду, уже сегодня", - передала "медсестра" сообщение тем способом, которым Шиза хотел сегодня разговаривать. Вот и поговорили, да. До завтра, командир, постарайся уснуть.
Наспех накинув униформу, хакер покосилась на погасший, "мертвый" планшет. Эта мелочь ей по силам. По крайней мере, хоть эта малость...
Дома было трудно привести мысли в порядок. Хару не смогла заснуть, пока не пошалила пальцами между ног при мысли о том, что влезла в койку к пострадавшему. Вовсе не фантазия на тему крови или боли заводила ее, а то, как Шиза воспользовался ситуацией.
Гораздо труднее было от сладкого сна пробудиться потом, когда стало светло. Сегодня фургон с мороженым опять будет закрыт. Облик медсестры позволяет приходить в любое время к пациенту, без прочей ерунды вроде специальных часов визита для посетителей, без толпы заинтересованных в этом, паникующих, гостей.
Хару уже успела запомнить, что можно приносить с собой (что-то вкусное и питательное, не только секс), поэтому, прежде чем рвануть в больницу, Кацуно зашла в магазин, прикупила парочку мелочей, а заодно прихватила зарядку и аккумулятор для планшета.
"А я не удаляла там ничего", - некстати вспомнилось ей. Поправляя прическу под берет, Хару отчаянно краснела. Выдавал ее смущение румянец, блеск в глазах, а еще губы, которые стали будто ярче. Куда можно спрятать разведчика днем? Угнать его на какой-нибудь каталке и запереться в кабинете реанимации (ой, опасно) или рентгена? Ночка горячая вспомнилась.
Ко времени, когда Кацуно подошла к процедурной, куда провели ее командира, мысли девушки не упорядочились, а наоборот - только больше хаотично толкались, как спаривающиеся змеи. Что ж, в этом кабинете, если она осмелится пересечь порог, девушка увидит насколько серьезно обстоят дела...
"Только не тупи", - уговорила себя Хару, открывая дверь. Впрочем, ее могли и вон выставить, но этой авантюре уже дан ход, обратно идти бессмысленно.

+1

15

Подопечная училась своим приёмам у лучших. Ну, по крайней мере, у почти лучших.
С самого начала усыпила бдительность разведчика своим тайным ночным визитом, фокусами с переодеванием в медсестру или врача (он не до конца понимал разницу в их униформе), а последующее раздевание и вовсе встревожило всё мужского нутро. В качестве награды за своим действия получила увлеченность мужчины способом передачи беззвучных сообщений между ними. Хотя Шиза слишком поздно понял, что его метод оказался не идеальным, но зато таким приятным и возбуждающим.
Следующим пунктом шел "танец действий", или выбор более рискованных пространств для "письма". В погоне за приятными ощущениями и смелыми движениями языком мужчина и девушка, казалось, уже и забыли совсем про беседу, ставя перед собой куда важную цель - удовлетворить партнера. Вот только... Хакер совершила своё удачное нападение быстрее. Хотя бы потому что истощенный командир сейчас не обладал должными силами сопротивляться её навыку в оральных ласках. Пусть она помогла, прильнула всем телом, чтобы мужчина смог ответить несколькими движениями языка, но всё это напоминало поддавки. Впервые человек поддается воину.
Он напрягся - уже знакомый для неё сигнал. Шиза не знал причины дальнейший действий девушки. Возможно, в них таилась ответственность, уважение к урокам, которые командир старательно выкладывал по кирпичикам в голове хакера. Возможно, Хару просто не желала проронить ни капли жидкости, которую высвобождал твердеющий и слегка подергивающийся член. Плотным кольцом обхватывая орган, она не ослабевала хватку, пока тот не стал принимать более гибкую и упругую форму. Упал на голое тело мокрым, влажным и всё равно в жидкости. В сперме или слюнях? Всё в порядке.
Хотя в данный момент мужчина мог предстать перед своей подопечной в совсем непривычном виде. Дело даже не в бинтах или ранах, которые могли открыться от резких и неосторожных движений. Всё лежало на поверхности - впервые Шиза казался уставшим и изнеможденным, даже непривычно озабоченным своим обликом. Впечатление, как будто остатки воли оказались собраны в кулак, чтобы не дать "слабину" первым. С его стороны было глупо воспринимать оргазм как слабость, но видимо, таково отношение к развлечению у людей подобного плана. Странный... Под челкой, что прикрывала лоб можно было нащупать капли выступившего холодного пота. Сам разведчик тяжело дышал, достаточно громко. Соседям по палате могло показаться, что шиноби снится кошмар. Вишенкой на торте оказалась слабость, набежавшая в момент оргазма вместе с легким головокружением.
А может он опять притворяется? Может вся его обездвиженность и стеснительные прятки лица всего лишь игра? К сожалению, брюнет не смог собрать мысли до ухода девушки. Легкое движение по нему, оставленное влажными следами на коже сообщение и очень краткое соприкосновении их губ (инициатива джонина) - больше ничего тот не смог вспомнить на следующее утро...

- Ну, вот и всё. Я почти закончила. - облегченно выдохнув, медсестра хотела стереть напряжение с лица. Работы, навскидку, оказалось куда больше, чем можно было предполагать изначально. Вот поэтому они и задержались в процедурной, а не потому что туда завели красивого шиноби, который не в состоянии ходить. А вот нет - в состоянии! Правда пока на костылях, потому что только таким образом ему можно двигаться и не напрягать те мышцы тела, которые ранены и используются при ходьбе. Единственное, что радовало - это отсутствие травм ниже пояса. Слова благодарности стоило выразить именно ниндзя-медикам, что восстановили ноги своими техниками. Нет, они не были сломаны или повреждены.
Многие вообще удивлялись тому, как парочка смогла самостоятельно добраться до страны Воды в таком состоянии. Действовать на пределе - опасно.
Когда в процедурной оказалась ещё одна медсестра, Шиза не сразу заметил за униформой знакомые черты. Вообще мужчина сидел понурый, обреченно смотрел в пол, иногда опуская тяжелый взгляд на перебинтованные руки. Тряпки были чем-то смазаны, какой-то чудодейственной мазью талантливых лекарей. На туловище были наложены плотные повязки, они отличались тем, что образовывали небольшой бугорок поверх. Но больше всего внимание могли привлечь уже использованные бинты. Красные.
- О, вовремя. Посиди с ним, пока я не схожу за лекарствами.

+1

16

Какое облегчение было у Хару, когда ее приняли за "свою". Сначала девушка обрадовалась: именно этого она и добивалась, это был ее план - все для того, чтобы побыть рядом с командиром. Может, ему пора бояться этой навязчивой проныры, которая пролезет куда угодно?
Когда медсестра ушла из процедурной, Кацуно обернулась ей вслед с беспомощным и обеспокоенным видом.
"Эй, куда это она?" - наверное, рядовые медсестры должны знать хотя бы часть о перемещениях друг друга. Далеко ли те лекарства, должна ли сама Хару что-то сделать или что-то закончить... Надо было все-таки почитать что-нибудь в интернете об этом. А о чем? Не каждый день и не с каждым происходит то, что пришлось вытерпеть брюнету. Кацуно в качестве поддержки была не супер. - "Костыли стоят. Они были ночью?"
Кажется, она и не обратила внимания, или не помнила. Ночное приключение казалось сном, одним из многих. Так бывает.
Однако, Хару теряет время. Стоя на одном месте, бегая взглядом по процедурной от одного предмета к другому, она только зря беспокоит пациента.
То, что было у нее в сумке, не относилось к стандартному инвентарю персонала больницы и, если Шиза вдруг обратил внимание на принесенную вещь, возможно уже понял, что именно там было.
А потом девушка долго смотрела на окровавленные бинты прежде чем попыталась сравнить их со свежими на теле разведчика. Стоит ему окончательно поправиться... Он уже знает, что будет, правда? Намеки были, но и их тоже мало. Нужно еще.
Кацуно села рядом со стулом, на котором сидел Шиза, на колени, нежно провела ладонью по его телу поверх бинтов. Странный у нее способ поздороваться. И странная форма перевязи? Так надо? Там швы? Там мазь?
Шиноби ответит на ее вопросительный взгляд, скажет, что все в порядке?
Побудь с ним, сказала ушедшая медсестра. А что, что-то может случиться? Хару даже не сумеет определить опасность, если таковая возникнет, у нее дома даже градусника нет. Да и в данном случае градусник не нужен. Свои мысли о бездарности в сфере медицины хакер скрыла в поцелуе. Вроде бы это то немногое, что она могла бы дать ради облегчения боли и нервного напряжения после всех процедур, что Шиза терпел сегодня. "Коллега" ушла за лекарствами и вряд ли будет ходить по больнице кругами и достаточно долго. Склад от процедурной, если логически подумать, должен располагаться поблизости.
Когда в коридоре послышались шаги, Хару отстранилась от мужчины. Был ли он рад тому, что к  нему опять пришла гостья? Или он хотел, чтобы к нему пришел кто-нибудь еще? Были у него друзья или коллеги, которые беспокоились за него? Вчера Кацуно не задержалась, а вдруг встретила бы кого.
"Как будто он тяжело болен, а не ранен. Не паникуй. Все будет нормально".
Звук шагов был заглушен в соседнем помещении. Кажется, это не к ним... Хакер постаралась улыбнуться, погладила по волосам разведчика, будто приободряя его, хотя на самом деле этим жестом подбадривала себя. Она же не могла передать своих страхов иначе. Это было даже эгоистично, несмотря на дотошные сложности, предпринятые для обхода правил больницы. Если кто-то обнаружит или поймет, что медсестра на самом деле никакая не медсестра - проблем будет много. Как будто со скуки Хару сама ревностно на них нарывается, а пребывание в больнице брюнета всего лишь повод развлечься. А он не выдаст нарушительницу? Он же добропорядочный шиноби, разведчик, верный своему Мизукаге.
Девушка улыбнулась своим мыслям, отчасти пошлым. Положила голову на колени "пациента", опять усаживаясь рядом с ним и пытаясь спрятать выражение лица.
"Когда его уже отпустят отсюда. Здесь пахнет спиртом и ватой. Нос чешется..."
Можно было забросать командира вопросами через телефон, но сейчас Хару почему-то не хотела им пользоваться. Вряд ли Шиза сам знал что-нибудь о том, когда его могли выписать: персонал больницы обычно не загоняет себя в рамки сроков.
"А кто все это оплачивает? Кири?"
Кстати, а шиноби уже предоставил отчет об их провале (или у них не совсем был провал) или пытается пользоваться этой отсрочкой, чтобы придумать, как лучше все сформулировать. Наверное, руки у него окрепли достаточно, чтобы писать, Кацуно бы ему помогла.
"Дела - потом..." - не осознавая до конца своих намерений, Хару не останавливала ладонь, поглаживающую по колену и поднимающуюся выше.

Отредактировано Katsuno Haru (2017-12-10 19:42:17)

+1

17

"Она сказала, что врачи специально не стали лечить меня, потому что это может негативно сказаться на моих способностях. Неужели та встреча с шиноби так сильно отразится на моем теле? Мы ведь практически ничего не сделали. Кроме драки и падения вместе с дирижаблем ничего не было. Эх... Страшно подумать, что бы могло произойти с Хару, если бы не использовал парашют и не вытолкнул её за борт. А то, что пострадал я - меньшее. Правда, из-за решения врачей мне придется задержаться в госпитале. Чёрт... Ненавижу это! Хорошо, что Хару не видит меня сейчас. Как бы она себя вела тогда?" - продолжая продавливать своим взглядом пол, мужчина оставлял впечатление закрывшегося от внешнего мира человека. Никого не желал, наверное, видеть, никого слышать, слушать, и умело игнорировал всё, что происходило: не заметил, как очередная медсестра оказалась в кабинете, наблюдая ли с самого начала или застала перевязку под конец; как другая эту самую процедурную покинула.
Он определенно накручивал себя, как обычно, но нельзя было исключать осложнений. Им уже знакомо чувство, когда волнение джонина не берется с пустого места, обычно проявляя результат тогда, когда этого меньше всего ожидают. И произошедшее с дирижаблем лишний раз только подтверждает все опасения. Уж лучше бы его проблема заключалась в невозможности удовлетвориться сексом. Но всё-таки, что станет с ним, если шиноби снова окажется в такой ситуации? Лишится своих рук? Возможности двигаться? Для него, по крайней мере, всё серьезно. Почти как для Кацуно лишиться компьютеров, навсегда...
- Привет, - облегченно выдохнул тот, когда всё-таки поднял голову к лицу девушки, что уселась на коленях. Конечно, Шиза узнал, кому принадлежала внешность за стандартными для медсестры вещами. Не целовать же в качестве приветствия девушек, с которыми даже не занимались сексом?
Заметил озабоченный взгляд хакера, уставившегося на бинты так, будто за всю свою жизнь крови не видала. Наверняка наблюдала, чаще, чем раз в месяц. Вон, чего стоит это распаренное душем лицо в присутствие обнаженного тела командира. Но пока рано об этом думать. Шиноби на время нельзя принимать такие водные процедуру, которые пагубно повлияют на процесс восстановления.
- Не переживай.
Ещё один поцелуй, на этот раз инициатором выступила хакерша. Разведчик, на удивление, показался крайне нежным в этом легком прикосновении губ, могло даже показаться, что сейчас отсутствовало желание. Показалось, потому что под конец мужчина попытался уцепиться за нижнюю губу Хару, желая продолжение
"Надеюсь, я не сделал больно", - мысль отразилась во взгляде.
Показавшиеся шаги по направлению к процедурной заставили медсестру отстраниться от своего пациента, не надолго - как только шум прошел мимо двери, девушка снова принялась флиртовать со своим командиром. Её руки стали перебирать волосы, а уже потом голова с белоснежным колпаком оказалась на мужских коленях. Шиза воспринял ситуацию, как нечто милое и романтичное. Да, у него были понятия о подобном, свои, но были! Ему даже на какой-то момент показалось, что на щеках Хару вступил легкий румянец.
"Она стесняется или думает чем-то непристойном?" - надеялся на второе, ибо так спокойнее. Особенно, когда твои бедра с внутренней стороны поглаживает милая девушка, с которой в любой момент можно устроить развлечение. Ранения сексу не помеха! Или помеха?
- Закрой дверь, - строгий голос отдал команду медсестре. Она рассчитывала именно на это? Она уверена в этом? А он? Вроде по решительно настроенному взгляду Шиза действительно планирует что-то делать сейчас со своей подчиненной. Только с помощью приказов. Это её возбуждает сильнее?
- Стяни немного штаны и приступай.
Казалось, что команда понятна, но Кацуно оплошала и, в ином смысле поняв слова шиноби, начала с оральных ласк. Разведчик отдернул голову подальше от органа и попытался объяснить уже словами, более доходчиво и прямо.
- Разворачивайся спиной и присядь на него.

+1

18

"Закрой дверь" - какие приятные слуху слова! Конечно, девушкам принято считать другую фразу долгожданной и приятной, однако те дивы большинством справедливо считаются полными самообмана. Вот Хару была сама с собой предельно честной, первой ее мыслью на такое предложение было:
"О да..."
Девушка сразу подошла к двери, выглянула в коридор, показавший ей пустоту, обернулась с улыбкой к мужчине. Послышался звук закрывшейся щеколды, прежде чем Кацуно вернулась обратно. Лицо ее было красным, зрачки - чуть расширенными. Если бы возбуждение сопровождал звук завершения работы микроволновки, Шиза услышал бы звонкое "дзынь". Но тогда бы при взгляде на разведчика звенела бы вся деревня... А ведь этого тела касались другие медсестры все это время. Хару побоялась смотреть на шиноби, испугавшись того, что именно можно будет различить в выражении ее лица, что-то наверняка зверски голодное, жадное, не совсем доброе. Далеко не доброе. Шиза будто "подловил" мысли и настроение подчиненной на расстоянии, потому что, не успела девушка приступить к вкусной ласке, он сказал ей сделать кое-что другое. Не ртом? А его раны? А если они откроются опять? Кацуно придется быть очень осторожной, чтобы не помешать его реабилитации и одновременно удовольствию. А была ли она осторожной ночью? Наверное, старалась, несмотря на все, созданные узким пространством койки, сложности.
"Медсестра" медленно, чтобы Шиза смаковал про себя каждую секунду, подняла юбку униформы. Нечего сказать, у медсестер есть свой козырь. В воображении для сексуального удовлетворения многие мужчины почему-то выбирают именно этот образ. Или это какая-то шутка, стереотип?
После юбки, поднятой почти до талии (подол безнадежно смят), настал черед трусиков.
"Оставь себе, мой грозный командир", - девушка вручила их мужчине. Если найдут у него вещдок и примутся искать бесстыдницу-медсестру - все равно не найдут, а брюнету лишнее развлечение, правда? Странное чувство. Вроде бы и не ревность: Хару бы не обиделась, если бы Шиза смотрел на других женщин с желанием, а вот если бы Кацуно увидела, как какая-нибудь из женщин жаждет на это ответить... Видимо, это разновидность ревности, хотя в таком опьяненном состоянии трудно воспринимать подобные мысли всерьез.
Девушка повернулась спиной и поняла, что ее положение более пикантное, чем она могла себе представить. Ее рост не позволял преобладать ее собственному контролю над движениями бедер и, едва Хару прижалась к разведчику бедрами, тая от одного прикосновения, едва направила его член дрожащей в предвкушении рукой, как сразу глубоко вздохнула. Надо ли расстегнуть халат? Нет, наверное, не стоит. После того, как они разогреют воздух процедурной своим дыханием, здесь точно не обойтись без кварцевания. Кацуно не знала, как проходит обработка кабинетов, но допускала мысль, что Шиза и она сама не первые, кто пользуются удобным расписанием регулярной уборки.
"А что, если у медсестры есть ключ и, не сумев открыть дверь так, или если после стука никто не ответит, она ... " - Хару не возражала против этой суетной торопливости, но все равно немного нервничала. Это было заметно, по ее дыханию, по наклону головы. И это хакера заводило, еще больше даже, чем ночью.

+1

19

Ему казалось, что девушка излишне медлительна и чересчур осторожна. Да, она повиновалась каждому его приказу - это не могло не вызывать довольное выражение лица где-нибудь в уголках сознания джонина. Пусть внешне командир оставался хладнокровен, даже когда ниже пояса всё распирало и горело от нетерпения. Одного только взгляда сейчас было достаточно, чтобы Хару стала его сексуальной марионеткой. Впрочем, она и не против.
Сколько можно было возиться с этой юбкой? Шиза уже хотел помочь своей подчиненной, вовсе разорвав ткань на сексуальном женском теле. Было бы жалко - портиться манящий образ для ролевой игры. Хорошо, что не стал вмешиваться, а сама хакер успела до того, как терпение мужчины сошло бы на нет. Именно тогда ему открылся сочный вид, от которого орган нервно подергивался в желании поскорее оказаться внутри девушки. Всё-таки вчерашние ласки можно было считать легким летним салатиком на завтрак, чтобы сейчас как следует пообедать. Что-то часто у меня проглядываются ассоциации секса и еды... А что поделать, если подобное занятие было сродни чему-то сладкому. Может, виной всему этот аромат девушки. Что-то сахарное: нежная ваниль или белоснежная пудра. Издержка бизнеса? Ему это только нравилось - наведается в фургончик как-нибудь.
Следом пошли трусики. Разведчик даже не успел заметить, какого они цвета оказались. Да и неужели это было так важно? Нет! Их место в кармане штанов! К слову, заметили, что вместо вчерашнего халата больного на мужчине оказались привычные домашние штаны? Можно ли это было считать за выход на поправку? Уж что-то кровавые бинты лишали стопроцентной уверенности.
Легкое трение их бедер друг о друга, пока Хару располагалась поверх своего партнера, неуверенное до дрожи направление женскими руками члена ко входу и томное удовольствие от проникновение оного внутрь. Как же там оказалось жарко, а ещё мокро. Правда, изначально померещилось, что входил как-то туго. Но немного стараний - и Кацуно исправила досадное ощущение, избавив своего командира от лишних мыслей и переживай. А присутствовали ли они? Внезапно пришла мысль, а если бы он приступил к делу на сухую? Просто заявился бы к ней в ночное время, а может даже во время часов работы фургончика, и совершил сексуальный акт, оставив напоследок ощущение пребывания в иллюзии. Не наслаждения - реального гендзюцу.
Шиза совсем не замечал происходящего: ни беспокойства хакера о возможном прибытии медсестры, ни о возможном приближении кого-нибудь, ни о том, куда будет заканчивать. Во всяком случае, первым предупреждением для этой смелой парочки будет задергавшаяся дверная ручка. Уже потом можно вздрагивать и возвращать всё, как было. А если их прервут прямо в самый желанный момент?
Пока что Шизе и Хару никто не мешал. Последняя от одного только наслаждения не осознано двигала то своими бедрами, старательно скользя сверху вперед-назад, то своими ягодицами, приподнимая немного их над членом мужчины и затем опускаясь. Губы отхватывали орган достаточно крепко. Но из-за жидкости тот пару раз смог выскочить - мучительные моменты лишенного удовольствия.

+1

20

Можно было пользоваться этой свободой, пока она еще была. Хотя то, что Хару сейчас досталось - только иллюзия преимущества: хакер давно в плену, только не собиралась сообщать это разведчику. Кацуно не догадывалась о том, что об упрямстве хакера ему тоже было известно, причем задолго до факта их знакомства, как и о вкусовых предпочтениях, о прочих привычках... Девушка не задавала себе вопроса, пользуется ли Шиза какими-то данными (разведчик же) или своей интуицией.
Хару быстро и резко, даже грубо, приподнималась над бедрами мужчины, вздыхая под каждое свое движение с таким удовольствием, будто отхватила невообразимый кусок эйфории уже сейчас, как будто уже была близка к наивысшему моменту наслаждения. Она внезапно остановилась, потом продолжила в прежнем темпе - не оттого, что маленькая пауза могла шиноби не понравиться и совсем не оттого, что она думала о том, что ему нравится или не нравится: Хару сверху, Хару играет по своим ощущениям, прежде чем пробует замереть снова. Шиза ее раздразнил приказом, опять, только вот ограничения у его приказов какие-то странные, их не было, как и правил, постоянно меняющихся.
"Выпишешься из больницы - я тебя съем", - мысленно обратилась Кацуно к командиру, выражая свое желание движениями тела. Разумеется, она не собиралась останавливаться на полпути, да и время было не на стороне этих двух, оккупировавших кабинет. Хару не собиралась дотягивать или продлевать удовлетворение до того момента, когда кто-то все-таки решит постучать в дверь. Не для этого Шиза решил эту комнату немного ... прогреть. Наверное не для этого.
"Что-то прикажешь еще?" - Хару не устала, но испытывала, кроме удовольствия, чувство легкого испуга, волнения из-за последствий. Будни ее проходили в режиме скрытности, осторожности, с оглядкой на что-нибудь странное. А теперь так называемый опасный секс ее заводит, хотя все-таки больше заводит мысль о том, что может представить, подумать или повспоминать Шиза потом в этой больнице, когда Кацуно отойдет от него со смятой юбкой, с дрожащими коленями, с бедер до которых будет стекать влага. Ей придется быть потом крайне аккуратной, чтобы без последствий выйти из больницы.
"Плевать... Все равно", - почему бы и нет, если мужчина вдруг захотел разбавить скучные часы между процедурами размышлениями о чем-нибудь пикантном, грязном, о чем не расскажешь даже очень близким друзьям (если их, конечно, еще не отымели точно так же). Хару наедине с собой может только краснеть и желать повторения.
Девушка ощущала как член мужчины, твердый, жал ее глубже и теснее вверх. Хакер наклонила голову, выгнувшись, заставляя себя двигаться только силой воли - ее тело уже сжималось в опаляющей прелести момента. Руками она упиралась в мужчину, позабыв на минуту о том, что он только что перетерпел новую перевязку. Он специально посадил спиной, чтобы она не видела ничего? То ли невнятная судорога от ее прикосновения, то ли интуиция немедленно отвели ее ладони прочь - касаться нельзя. Очередное невероятно возбуждающее ограничение. Такой ли кайф испытывают зависимые от своих наркотиков наркоманы? Хару вот точно "подсела", только ее собственным наркотиком был один человек.

Отредактировано Katsuno Haru (2017-12-21 14:21:27)

+1

21

Каждый женский подъем ягодиц и последующее резкое погружение его органа внутрь хакера собирало своеобразные баллы в копилку пьянящего состояния. Кажется, что все запасы заполнились через край в кратчайшие сроки, именно поэтому Шиза позволил себе, куда правильнее было отметить то, что воспользовался, что Кацуно не обращалась лицом к своему командиру, и запрокинул голову назад.
Он безнадежно считал, что данный способ поможет ему ещё немного продержаться, чтобы не кончить. Ведь открывающийся с его ракурса вид заставил бы сдаться в плен этой бестии не один раз. Вот только имелось ли у них столько времени? Кажется, что вышедшего врача где-то серьезно задержали, а может она надеялась, что её немой приказ поймет настоящая медсестра. Как жалко, что не та. Впрочем, пациент явно оказался доволен оказанием подобных услуг в лечебном заведении.
А еще Шиза не смог так долго смотреть в потолок, поэтому, стоило мужской голове опуститься обратно вместе с ухваченным вниманием к процессу у бедер, как тот стал ощущать приближение собственного оргазма. Не отдавая отчета своим действиями, джонин обхватил забинтованными руками свою пассию за живот и единственным, одновременно быстрым, движением на себя опустил бедра девушки. Почувствовал, как член во что-то уперся, одновременно с этим запульсировал и подарил Хару порцию бело-прозрачной жидкости.
Могло показаться, как командир устал - в нем это выдал жест - он повернул голову куда-то в сторону, щекой прислонившись к спине. Пожалуй, в такие моменты можно было только сожалеть о том, что поверх этого места имелась одежда. К слегка прохладной от пота коже было больше предпочтения.
Наверное, какое-то нездоровое желание. Впрочем, не просто так находится шиноби в лазарете. А ещё эта усталость, как будто Шиза тут пашет. Но на самом деле его утомление заключалось в психологическом истощении. Разведчик просто не переносил всю эту обстановку, болезненную, раненную и тошнотворную. Терпеть подобное требовало невероятных сил в его случае.
Через несколько минут неподвижного состояния Шиза подал признаки жизни, ослабив хватку рук - немного испачкал халат. Кстати о нем, всем измятом и уже нечистом.
- Тебе надо достать новый.
Если, конечно, девушка и дальше планировала под видом работницы смены пробираться в госпиталь, в постель к своему любимому пациенту. Оставалось только пожелать небывалой хитрости ума и удачи, без неё в разведке никуда.

+1

22

Именно хватка рук мужчины заставила подумать о том, что сейчас вот - все. Хару зачем-то подняла свои ладони к лицу, прижав пальцы к губам и к шее. Она хотела в этот момент прикасаться не к своему лицу, не к себе, но так тоже было слишком хорошо. Именно в этот момент не до дерзких мыслей "а что если", не до игр или попыток придумать какой-то развратный финт. Куда уж еще дальше... И куда же еще глубже? Кацуно забыла про осторожность, внимательность и все остальное. Сколько прошло времени? Судя по взмокшему телу и надрывному давящему на ребра дыханию - немало. Выносливость мужчины это результат ее ночного визита или распорядка больницы, рациона, может быть?
Хару желала бы, чтобы сейчас ничто не отвлекало ее от наслаждения постепенно отступающим удовольствием. Ни стук в дверь, ни какой-нибудь подозрительный шум, ничего. Да и если бы ей пришлось резко подняться - было бы очень непросто преодолеть соблазн продолжить. Кацуно почти готова была пойти именно на это, но разведчик будто бы опять принял мысленный посыл, оставив хакера на своих коленях. Наверное, ему бы тоже было трудно удержаться... Хару в течение некоторого времени не позволила себе даже шелохнуться с места, краснея от того, сколько желаний одолевает ее голову в такие минуты. Немало бурным фантазиям способствовал и сам Шиза: от его дыхания по спине бегали мурашки, Кацуно от прикосновения его рук хотелось ерзать. А может, расстегнуть халат, провести его пальцы между пуговиц?
"Терпение... Он скоро выпишется из больницы", - Хару редко приходилось умолять себя сдерживаться, но когда это происходило - желание переполняло ее заново, как в море накрывают медуз волны. Накатывает, аж до дрожи. Или это от приятного утомления, от оргазма? - "Держи себя в руках".
Непозволительная роскошь. Но, если она задержится на коленях командира подольше - сможет ли он сам отказаться от продолжения?
Кацуно с трудом поднялась, даже удалось это сделать проще, чем представлялось, однако она не знала, что это все благодаря какому-то эмоциональному единению в эти минуты: хакер пожелала отстраниться именно в тот момент, когда Шиза ослабил объятия, не задерживая девушку.
"Новый халат... Он прав", - Хару не видела в помещении подходящего зеркала, но не могла не верить мужчине на слово. Кстати, выход нашелся довольно быстро: за ширмой на вешалке висел точно такой же халат, нужно было только поменять бейджики местами.
Командир должен быть доволен своей подопечной: без проблем проникла на охраняемый объект, даже не один раз.
На всякий случай Хару и окно приоткрыла, после этих простых манипуляций девушка отвлеклась достаточно, чтобы смотреть на брюнета не облизываясь и не вздыхая. Самое время свалить, пока не поймали и не поняли, почему она так подозрительно взъерошена. Кацуно очень волновалась, поэтому и совершала много суетливых, лишних действий, но ей важнее было не изящной показаться, а добиться продолжения "работы" в больнице.
Теперь надо только дверь отпереть и подождать возвращения медсестры, вернуть на лицо самый отстраненный вид...
В отличие от мужчины, непробиваемо-спокойного, Кацуно не могла не думать о нем и не краснеть.
- Если есть возможность, подменишь меня до вечера? - распахнув дверь, медсестра выдала брюнету какой-то список и какой-то мешок с подозрительным содержимым. Что там было, таблетки или травки?
"Могу и после вечера подменить", - Хару кивнула.
- Супер.

+1


Вы здесь » Naruto: Point of no Return » Личные эпизоды » Самый желанный пациент